Суббота, 15 июня 2024
$ 89.0658
95.1514
6 февраля 2024,

Максим Аверин: Самое страшное – потерять себя

Максим Аверин большинству зрителей запомнился по своим ролям в сериалах «Глухарь» и «Склифософский». Накануне очередного спектакля артист дал интервью «Версии». Его герои – харизматичные, уверенные в себе мужчины с обаятельной улыбкой, в которых влюбилась добрая половина женского населения страны. И мало кто может представить себе этого актера в роли … самого себя – трогательного, тонкого, до слез искреннего и до глубины души сомневающегося.

Моноспектаклю Максима Аверина «Научи меня жить» уже больше десяти лет. 13 февраля в Театре Эстрады пройдет очередная встреча артиста со своим зрителем, где он расскажет о себе, жизни, любви – предельно честно и пронзительно откровенно. А мы попытались понять, что заставляет плакать на этом спектакле даже мужчин – истории из личной жизни «лирического героя» или самого Максима Аверина.

– Максим, а расскажите, пожалуйста, о самом моноспектакле, чтобы наши читатели имели о нем представление.

– Рассказать достаточно сложно. Для меня это живой диалог со зрителем на темы, которые меня волнуют – любовь, выбор, искусство, сама жизнь. В течение двух часов я буду на сцене читать стихи и прозу Давида Самойлова, Александра Вертинского, Владимира Маяковского, Роберта Рождественского и Владимира Высоцкого. Естественно, будет музыка, песни, видеоряд. Будут красиво расставлены световые акценты. Но главное, повторюсь, это откровенное общение.

– Этому моноспектаклю больше десяти лет, раньше, насколько я верно понимаю, он назывался «Все начинается с любви». Что изменилось за эти годы?

– Очень многое. Прежде всего, я сам. Для меня этот спектакль живой. Он живет и развивается вместе со мной – взрослеет, мудреет, я надеюсь. Для меня это большое счастье – возможность открыто поговорить со своим зрителем. В плане сцены – естественно, были внесены коррективы. Что-то дополнялось, какие-то моменты были убраны вообще. Так что моим постоянным собеседникам, тем, кто уже был на встречах предыдущих лет, не будет скучно. И да, через какое-то время я планирую переосмыслить моноспектакль, мне будет самому интересно, каким я стану лет через 5-10.

– Моноспектакль посмотрело более 500 тысяч зрителей. Многие из них плакали. По недавним отзывам в интернете, даже мужчины, пришедшие на встречу исключительно ради своих дам, признавались, что вы «им разнесли душу в клочья». Чем вы так «разносите» души зрителей?

– Не знаю, думаю, лучше спросить об этом у самого зрителя. Возможно, искренностью? А может, отношением к жизни? Я как любой современный человек просматриваю паблики, телеграмм-каналы. У нас стало очень много претензий к жизни. Все на нее жалуются, как будто она им что-то должна. А это не так. Нужно прежде всего что-то вложить в эту жизнь. Свой труд, время, здоровье, а уж потом требовать. У нас стало очень много агрессии. А мне хочется увидеть доброе и замечательное в людях. Я надеюсь, что спектакль даст возможность зрителю изменить свою жизнь. За нас это никто не сделает. Это надо помнить.

– Насколько спектакль биографичен? Можно ли сказать, что часть диалогов – истории из личного опыта?

– Любая работа автобиографична. А моноспектакль – тем более. Детализировать не хотелось бы, внимательному зрителю все и так предельно ясно.

– А по вашим наблюдениям, что изменилось в обществе за последние 10 лет?

– Мне кажется, сейчас нам не хватает сдерживающего фактора, причем, любого. Совести, веры в Бога, чувства собственного достоинства. Человеку стало дозволено все. И он тут же стал этим пользоваться. Стало нормальным материться на улице. Поверьте, я заядлый матерщинник и не могу читать никому нотации, но удивляюсь, когда ругаются при детях, девушках. Когда грубят слабым, когда старика бьют по лицу. Сдерживающий фактор – это не про ограничение свободы. Это про самоограничение. Оно нужно каждому человеку. Чтобы в итоге не стать подлецом. Знаете, иногда идешь по улице, видишь – пара влюбленных, прислушиваешься, а девушка матерится, как сапожник. И вместо умиления – первая мысль, через пару лет кто-то в этой паре начнет распускать руки. Я не знаю, что делать в этой ситуации. Когда мы теряем простые человеческие ориентиры, теряем себя. Мужчины перестают быть сильным полом, женщины перестают вести себя как женщины. Но я понимаю, как артист, художник, что многое зависит от внутреннего образования. Я имею ввиду не диплом вуза, а внутреннюю потребность в прекрасном, в музыке, искусстве. Любви, в конце концов. А этой потребности в людях становится все меньше.

– В последние несколько лет мир сильно изменился. Сначала была пандемия, сейчас – множество вооруженных конфликтов? Вы почувствовали эти изменения?

– Да, мир переживает состояние хаоса. И самое страшное, что этот хаос у нас в головах. Война – страшная трагедия для всех. Но еще большая трагедия, что она стала последствием внутриличностного распада. Если вдуматься, то все, что сейчас страшное происходит в мире, это результат наших мыслей. Мы приняли мысль о том, что можно обижать детей, стариков, женщин. Можно обмануть другого и посмеяться над ним. Можно ударить слабого, или даже убить. В уме многие допустили эту возможность, и вот она стала явью. Часть общества начала оправдывать насилие, и вот уже возродился фашизм… За осознание ценности человеческой жизни иногда приходится заплатить слишком высокую цену.

– А вы видите какой-то выход из ситуации?

– Всегда, в любых условиях надо оставаться цельным человеком, цельной личностью. Тогда взлеты, болезни, горе, несчастья тебя не затронут. Если ты цельный, ты не опустишь руки перед бедой, а самые радостные часы тебе не вскружат голову. Любая ситуация дается для того, чтобы ее преодолеть, чтобы она тебя чему-то научила. Вы знаете, у меня случилось радостное событие. В моем родном Щукинском училище скоро у меня появится свой курс. До этого меня приглашали в качестве педагога. И когда я работал со студентами, мне очень хочется донести до них одну простую мысль. У человека должна быть «подушка безопасности», это его душа, его внутренний стержень. Если это есть, то тебя ничего не сломает.

– Раньше все говорили, что мир спасет любовь…

– Это так. Любить нужно обязательно. Свою семью, работу, жизнь, других людей. Без этого прожить вообще никак нельзя. Все начинается с любви. А без нее нет жизни.

– Многие боятся любви…

– Нужно боятся прожить без любви. Вот это действительно страшно. Нужно ценить это чувство, пестовать его. Да, оно не вечно. Бывает, что оно проходит, но всегда можно сохранить воспоминания о нем. Не проклинать, не мстить, не выяснить отношения, а вспоминать с благодарностью. Ну если, конечно, человек не поступил подло.

– А чего больше всего боитесь вы? В одном из интервью вы признавались, что боитесь беспомощности…

– Вероятно, так и говорил. Но со временем страхи меняются. Хотя ненамного. Сейчас я, наверное, как и многие люди, боюсь потерять любимых. Появилась боязнь в один момент оказаться ненужным…

– Откуда взялась эта боязнь? Вам это точно не грозит. Вы талантливый актер…

– Я не считаю себя талантливым актером. Наоборот, иногда мне кажется, что я только начинаю. Начинаю что-то понимать в своей профессии, только сейчас осознаю, как вообще надо играть, что нужно делать. Я вообще очень настороженно отношусь к тому, что кто-то подводит итоги жизни или деятельности другого человека. Кто дал людям это право? Судить? Сравнивать? Оценивать? Мне кажется, пока человек жив, он способен многое изменить в своей жизни. Я, например, считаю, что у меня еще все впереди. Есть время и силы, чтобы создать новые образы, прожить роли, поставить новые спектакли. Профессионал не может топтаться на месте, иначе он забронзовеет. Мне не страшно все начинать с «нуля». Страшно потерять себя.

– Тем не менее, вы уже снискали всенародную любовь… У половины страны впечатление, что капитан Глухарев и доктор Брагин действительно существуют и работают где-то рядом…

– Вы знаете, а я этому рад и не считаю это чем-то зазорным. Некоторые мои коллеги боятся оказаться заложниками одной роли, или как-то стыдятся своих работ в сериалах. А я думаю так, если меня полюбил зритель, если в моих героев влюбляются и считают их «живыми» людьми, значит я все сделал правильно. И стыдиться ролей в сериалах можно только в двух случаях: или ты схалтурил, или ты не уважаешь своего зрителя. А я не халтурю и уважаю своего зрителя, и благодарен ему за тепло, признание, любовь. Сериалы стали частью нашей жизни, а я – стал частью хороших качественных проектов на нашем телевидении.

– Хотелось бы поймать вас на слове, про то, что «в ваших персонажей влюбляются». Между тем вы остаетесь одним из немногих актеров, которые тщательно скрывают свою личную жизнь…

– Не скрываю. Но и не считаю необходимым ее выставлять напоказ. Зачем? Сейчас такое время, когда практически о любом артисте можно узнать все. Во что одет, что ел на завтрак, с кем поссорился, с кем начал жить. Зачем это все? Я не понимаю коллег, которые таким образом, возможно, стараются подогреть интерес к своей персоне, сделать ее публичной. Я этого не хочу. Я артист, и хочу оставаться артистом. А потом эта постоянная шумиха, не связанная с профессией, выглядит недостойно. В своей жизни я сталкивался с действительно великими людьми – это руководитель института Склифосовского, врачи института, которые каждый день спасают людям жизни. Они просты в общении, не нуждаются в софитах и фанфарах. Я помню нашу встречу с Леонидом Рошалем, он тихо и скромно, без охраны, шумихи приехал на спектакль. Потом так же деликатно сел в автомобиль немодной марки и уехал. Это гениальный хирург и удивительно достойный человек. Который совершенно не нуждается в том, чтобы о его личной жизни знали.

– Ну все же артист и врач – это разные профессии. Как ваши поклонники могут узнать о вас больше?

– Приходите на мой спектакль в Театр Эстрады. Я специально его для этого и создал. Чтобы показать зрителю себя. В интервью можно ответить уклончиво, не заметить вопроса или даже соврать. На сцене нельзя врать и обходить «сложные» углы. На сцене я всегда настоящий, без житейского грима и прикрас. И своему зрителю я никогда не вру.

Источник: «Версия»