Воскресенье, 23 июня 2024
$ 87.9595
94.2606
16 января 2024,

Суд указал на попытку рейдерского захвата предприятия Денисом Шапиро в деле B&B

Десятый арбитражный апелляционный суд счел доводы Дениса Шапиро в отношении основателей B&B Александра Балаховского и Якова Босинзона не соответствующими действительности, сообщает «Версия». А ведь именно показания Шапиро лежат в основе уголовного дела, возбужденного против этих двух предпринимателей. Дадут ли оценку решениям арбитража в уголовном процессе?

Суть да дело

В громком скандале вокруг отечественного производителя бытовой химии ООО «Бест Клин», выпускавшего продукцию под несколькими торговыми марками (в том числе B&B), сложилась интересная диспозиция. О деле B&B неоднократно писали в прессе, а тем временем судебные баталии шли своим чередом. И похоже, что позиция признанного потерпевшим по этому делу Дениса Шапиро, имеющего в определенных кругах репутацию профессионального потерпевшего, продолжает рассыпаться в судебных инстанциях. Хотя вряд ли это именно то, на что он рассчитывал.

Так, 7 августа 2023 года Арбитражный суд Московской области отказал Денису Шапиро в исковых требованиях о признании недействительными сделок по отчуждению активов ООО «Бест Клин» (дело № А41-62370/2021). А 8 ноября 2023 года Десятый арбитражный апелляционный суд оставил решение суда первой инстанции в силе. При этом практически не оставив камня на камне от доводов Шапиро: в судебном постановлении на 27 листах подробно разъясняется, что претензии истца необоснованны, поскольку доказательств в их подтверждение суду фактически не было представлено, а приводимые им доводы не соответствуют действительности.

«В основание иска, по сути, истец (Денис Шапиро – прим. ред.) указывает на нарушение его корпоративного права на получение дивидендов в связи с выводом активов общества через заключенные спорные сделки, что лишает его возможности получения доходов. Правообладателем товарных знаков и промышленных образцов изначально было ООО «Бест Клин», а не истец и иные участники корпорации. У истца были корпоративные права по отношению ООО «Бест Клин». Соответственно, по спорным сделкам приобретателем было юридическое лицо», – в частности, отмечается в постановлении судебной коллегии.

Позиция Шапиро выстроена на том, что, будучи владельцем 30% доли в ООО «Бест Клин», он не подписывал никаких документов об отчуждении товарных знаков компании. Но суд первой инстанции установил, что этот довод не соответствует действительности, поскольку доказательств подписания ответчиком этих документов задним числом также не было предоставлено.

Но главным аргументом в свою пользу Шапиро считает уголовное дело, возбужденное СУ по ЮАО ГСУ СК РФ по г. Москве в отношении Александра Балаховского и Якова Босинзона. А вот арбитражные суды и первой, и апелляционной инстанций пришли к выводу, что это именно Шапиро пытался осуществить захват принадлежавшего им предприятия.

«Представители третьих лиц указывают на то, что после ареста летом 2014 года истца (Дениса Шапиро – прим. ред.) выяснилось, что он до конца 2014 года планировал полностью завладеть компанией под угрозой жизни Балаховскому А.М. и Босинзону Я., оказывая на них давление. Достоверность указанных фактов обеспечена показаниями допрошенных судом свидетелей, предупрежденных об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, а также апелляционным определением Верховного Суда РФ от 21.01.2016 г. по уголовному делу 5-АПУ15-112 в отношении истца.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что достоверно установлен факт того, что истец (Шапиро – прим. ред.) через подконтрольных ему лиц осуществил попытку полного завладения долями ООО «Бест Клин» в ущерб интересам Балаховского А.М. и Босинзона Якова», – закономерно отмечается в постановлении Десятого арбитражного апелляционного суда.

Тем не менее, юрист-решальщик не отступился от лакомого куска и подал жалобу в кассационную инстанцию. И сейчас на одной чаше весов Фемиды – два судебных решения, отказывающих Шапиро в его необоснованных требованиях. Кроме того, суды обеих инстанций подтвердили недобросовестность истца и его попытку провести по сути рейдерский захват чужого бизнеса. На другой чаше весов – показания самого Шапиро, на которых и выстроено уголовное дело против Балаховского и Босинзона. Добавим к этому, что, по информации журналистов anticorr.media, занимавшихся расследованием по этому делу, в уголовном преследовании предпринимателей можно усмотреть признаки того, что оно имеет заказной характер. Кроме того, из открытых источников известно, что Денис Шапиро имеет пять судимостей (за мошенничество, взятки и ложный донос) и привычку менять ФИО после очередной отсидки – ранее он именовался как Дионисий Золотов и, как сообщают указанные источники, любил намекать на якобы родственные связи с Виктором Золотовым, а до того был известен как Денис Тумаркин.

Впрочем, схема работы, судя по всему, профессионального афериста, приблизительно одна и та же: используя свои личные связи, попытаться создать проблемы предпринимателям, чей бизнес привлек его пристальное внимание, а затем предложить свои услуги в качестве решальщика этих проблем и, используя различные методы от уговоров до угроз, завладеть бизнесом. И, судя по количеству судимостей Шапиро, на его уловки попались не только Балаховский и Босинзон.

Вопрос на сто миллионов

 

Еще один любопытный момент касается непосредственно уголовного дела в отношении Балаховского и Босинзона. Журналисты, проводившие расследование, выяснили, что, пока Балаховский находился в СИЗО, ему поступали требования от Шапиро о выплате четырех миллиардов рублей за прекращение уголовного дела, впрочем, позже сумма требований снизилась до 600 миллионов рублей. Наши коллеги опубликовали аудиоматериалы, в которых, в частности, человек с голосом, похожим на голос адвоката Шапиро Павла Власкина, рассказывает о судьбе материала доследственной проверки по заявлению Шапиро и предстоящей оплате услуг адвокатов, сотрудников Следственного комитета и судей (запись предположительно датируется осенью 2021 года).

«С 600 млн это … Если 400 у него останется – это будет и то очень хорошо. С учетом того, что сколько он уже потратил на этот кейс весь. Я думаю, он потратил уже минимум [показывает один палец] долларов. Вот так. Ну считай суд уже 100 [млн рублей], полтора [млн рублей] – адвокаты. Вот так минимум ушло на все, потому что никто возбуждать не хотел», – звучит в аудиозаписи.

Отметим при этом, что Арбитражный суд Московской области и Десятый арбитражный апелляционный суд уже на деле доказали свою объективность и беспристрастность. Интересно, какой же суд имеет в виду человек с голосом, похожим на голос адвоката Павла Власкина, говоря о ста миллионах?

В настоящее время уголовное дело в отношении Балаховского и Босинзона находится в Дорогомиловском суде Москвы. И на фоне того, что к следствию по этому делу возникает все больше вопросов, а к обвинению – все больше сомнений, позиция арбитража приобретает очень весомый характер. Хочется надеяться, что выводы арбитражных судов будут учтены и в уголовном процессе. Ведь, согласитесь, даже для человека несведущего в юриспруденции выглядит довольно странно, когда жертвы рейдерского захвата неведомым образом становятся подсудимыми, а серийный мошенник с пятью судимостями – потерпевшим. Но, живя в правовом государстве, мы вправе ожидать, что решения суда диктуются интересами закона и справедливости, и в конечном итоге ответчиком окажется тот, кому и положено отвечать перед законом – за мошенничества, клевету, заведомо ложные доносы, коррупцию и вымогательства. Даже если он снова сменит фамилию.

Источник: «Версия»